Санкт-Петербург, Дворцовая наб. 18, тел./факс 8 (812)571-67-96  e-mail: ooa@archeo.ru

 

Новости

 

Проекты

 
 
 


Проведение научно-исследовательских археологических работ на объекте по адресу:
г. Санкт-Петербург, Урхов переулок, д.7, Лит. А.

Историческая справка
(выдержки из отчета)

Объектом исследования является участок, расположенный по адресу г. Санкт-Петербург, Урхов пер., д.7, лит. А. Переулок проходит от улицы Швецова до улицы Маршала Говорова. Название его известно с 1910 г. Происходит оно от финского имени домовладельца – Урхо. Исследуемый участок расположен в районе, исторически называемом Тентелево.

На территории современного Петербурга уже в XVI в. было несколько десятков деревень, состоявших из 1082 дворов. На картах XVII в. изображены десятки поселений на месте современного Санкт-Петербурга. В районе Урхова переулка находилась деревня Тентелево. Она существовала задолго до петровских времен. Финские историки считают, что самое старое из ее названий - Тентелица, а последним финноязычным ее именем было Тентёля. В период основания Петербурга поселение на Нарвском тракте переименовали в Тентелево. Деревня находилась за Нарвской заставой, в непосредственной близости от места, где впоследствии возвели Нарвские триумфальные ворота. В середине XIX в. петербургские га зеты опубликовали статью журналиста Бахтиярова, где говорилось: «Идя по Петергофской дороге, налево видим деревню Тентелеву. Перед нею – столб, на котором прибита доска с надписью: домов 27, душ 54». Деревенские постройки стояли довольно скученно, улицы были узкими и немощеными. В самом центре селения находилась деревенская кузница, ее труба являлась постоянным источником едкого дыма и копоти. С давних пор Тентелевка делилась на несколько частей. С юго-восточной стороны нынешнего наземного павильона станции метро «Нарвская» в старые времена располагалась Большая Тентелица, а к югу от сегодняшней Кировской площади находилась Малая Тентелица. Деревня состояла всего из двух улиц – Правой и Левой, причем одна из них проходила правее, другая левее старинного Тентелевского кладбища. Тентелевка всегда оставалась типичной деревней. По воспоминаниям старожилов, в ней рано утром совершался старинный обряд отправления коров на пастбище. На улицу выходил старый пастух с саженной трубой и подавал первый сигнал хозяйкам подворий. Они спешно заканчивали дойку животных, открывали настежь ворота и выгоняли коров на улицу, по которой уже медленно шествовало разномастное стадо местных буренок. Перед Петергофской дорогой пастух трубил во второй раз и сворачивал стадо на пастбище, находившееся в районе окружной железной дороги.

Близ Тентелевой деревни находилось кладбище, где издавна хоронили жителей не православного вероисповедания, в основном лютеран и католиков. Точную дату его основания установить не удалось, ныне место кладбища занято промышленной застройкой и частично находит на Урхов переулок. В 1740-е гг., издавна существовавшее у Тентелевой деревни финское кладбище из-за его отдаленности горожанами почти не использовалось. Даже в начале XX в. Кладбище действовало, из исторических захоронений можно выделить, например: Беккер Карл Карлович, 1838–1905 (архитектор, работал в Торжке и Петербурге) и Сан-Галли Франц Карлович, 1824–1908 (владелец литейного завода в Петербурге).

После перевода за Нарвскую заставу Кронштадтского чугунолитейного завода вдоль Петергофской дороги как грибы стали вырастать многочисленные низкие фабричные и заводские корпуса. В некогда заповедном аристократическом районе столицы, на территории блестящего парадного въезда в город начал постепенно формироваться поясфабрично-заводской застройки. Расширение промышленных предприятий на Петергофской дороге, естественно, потребовало новых земельных площадей. Заводчики и купцы скупали земли не только у хозяев усадеб и дач, но и у сельских общин. Крестьяне деревни Тентелево продали свои земельные угодья строителям Балтийской железной дороги, а сельский сход деревни Волынкиной – владельцу лесной биржи купцу Григорьеву.

Начиная с конца XIX в. в деревне стали охотно селиться мелкие служащие промышленных предприятий Нарвской заставы. В июле 1872 г. товарищество Екатерингофской мануфактуры купило у сахарозаводчика барона Л. И. Штиглица участок в 13 десятин земли и заводские постройки в деревне Волынкиной. На этом месте возникла большая бумагопрядильная фабрика Екатерингофская мануфактура (после революции – фабрика «Равенство»). Она находилась во владении иностранного промышленника Людвига Кнопа, которому принадлежало в России несколько текстильных фабрик. Неподалеку от предприятия Л. Г. Кнопа, на набережной реки Екатерингофки, в 1874 г. открылся костеобжигательный завод (ныне клеевой завод, наб. р. Екатерингофки, 23/31).

В 1875 г. в деревне Тентелево начал работать Тентелевский химический завод (ныне завод «Красный химик», Химический пер., 1).


Историческая справка

Результаты работ



Карта Санкт-Петербурга с указанием участка проведения работ (© Yandex)т

Наложение плана 1916 года на современную карту города

Наложение плана 1903 года на современную карту города

Двухэтажная застройка рабочих районов за Нарвской заставой в начале XX в.

Дом барачного типа за Нарвской заставой в начале XX в.

Наложение плана 1933 года на современную карту города

Участок производства работ на аэрофотоснимке 1942 г.

По фамилии хозяина предприятия в народе его чаще называли «завод Сан-Галли». Предприятие вырабатывало кислоты, соли, красители и химикаты. В 90-х гг. XIX в. завод получил всемирную известность. Здесь впервые был применен контактный способ производства серной кислоты. Патент этого изобретения приобрели многие страны мира. До 1914 г. Тентелевский химический завод оставался единственным российским предприятием по производству химически чистых кислот. Но одновременно он относился и к наиболее опасным и «вредным» производствам Нарвской заставы. Сюда обычно нанимали рабочих из самых глухих и бедных деревень Виленской губернии (кстати отметим, что в 1910 г. чернорабочим Тентелевского химического завода был знаменитый авиа конструктор, академик АН СССР, генерал-полковник, трижды Герой Социалистического Труда Сергей Владимирович Ильюшин). Особого расцвета Тентелевский химический завод достиг в конце 70–80-х гг. XIX в. К этому времени на предприятии резко увеличился ассортимент выпускаемой продукции. Завод стал вырабатывать более сорока наименований химических продуктов. Жюри многих престижных зарубежных и отечественных выставок вы соко оценивали промышленные достижения и выпускаемую продукцию предприятия. В 1878 г. на Всемирной выставке в Париже разработки и изделия Тентелевского химического завода удостоились Большой золотой медали. В 1882 г. на Всероссийской выставке в Москве предприятию вручили высокую награду – Почетный государственный герб «За отличное качество продуктов». В 1900 г. на Всемирной выставке в Париже Тентелевский химический завод получил самую высокую и престижную награду – Гран-при. Создатель Тентелевского химического завода доктор химии В. В. Шнейдер стал одним из пяти первых кавалеров, награжденных почетным званием «Инженер-технолог», учрежденным в 1887 г. для наиболее выдающихся инженеров и организаторов отечественной промышленности.

Являясь передовым и широко известным промышленным предприятием Российской империи, его администрация, между тем, полностью игнорировала возложенные на нее обязанности по благоустройству территории завода и прилегающей к нему местности – деревни Тентелевки. После грандиозного пожара на заводе муниципальные власти категорически запре тили эксплуатацию химического завода до тех пор, пока его администрация не произведет благоустройство территории и не проложит новую улицу в деревне Тентелевке. Администрации пришлось выполнить предписание властей. Но что это бы ла за улица! Над ней потешались все газеты Петербурга, ибо ее проложили на месте непролазного болота. Территорию не осушили, не предусмотрели дренажные сооружения. В итоге получилось безобразное зрелище: дорога напоминала непроходимое зловонное болото, заполненное грязной стоячей жижей. С появлением промышленной застройки исчезли сенокосные угодья в соседствующих с заводами деревнях Тентелево, Волынкино, Емельяновка, Автово. Еще в начале XIX в. Здесь держали в хозяйствах коров и лошадей. По утрам из соседних улиц выгоняли в стадо коров и овец, пастух гнал их на пастбище, находившееся у Балтийской железной дороги. Постепенно исчезали черты загородной дачной местности, свойственной когда-то окрестностям Петергофской першпективы, ныне уже именовавшейся Петергофским шоссе. Нарвская застава все гуще заселялась рабочим людом. Здесь имели место все присущие петербургской рабочей окраине особенности: необычайная скученность населения, отвратительные жилищные условия, немощеные пыльные улицы с ухабами и зловонными лужами, дворы без водопроводов и выгребных ям, за гнившие зловонные речушки, задымленный воздух и вечная грязь. На улицах Нарвской рабочей заставы до 1918 г. не существовало канализации – нечистоты выливались прямо в канавы. Питьевую воду брали в колодцах, покупали у водовозов и в водоразборной будке. Вместо роскошных приморских дач по обе стороны Петергофского шоссе во множестве выросли новые «архитектурные шедевры» – деревянные двухэтажные дома-бараки казарменного вида, сдаваемые внаем рабочим, приехавшим на заработки в Петербург. Приезжая за Нарвскую заставу «на заработки», люди стремились устроиться на жительство там, где обычно селились родственные по профессиям мастеровые. Как правило, Левая Тентелевка заселялась рабочими Тентелевского химического завода.

По мере роста и развития Петербурга старые кладбища неизбежно приходилось упразднять. Причинами были ограниченность кладбищенских территорий, неудачно выбранные места, близость захоронений к жилью (до конца XIX в. такое соседство считалось санитарно вредным). Упраздненные кладбища обычно означало сокращение на нем захоронений. При этом сама кладбищенская территория вместе с сохраняющимися на ней могилами и памятниками еще долгое время оставалась не занятой никакими постройками. Кладбище – место, где сохраняются останки живших некогда людей, должно оставаться неприкосновенным. В основе этой убежденности –ожидание христианами воскресения мертвых в час Страшного Суда. Как писал в середине прошлого века священник Смоленской кладбищенской церкви: «Кладбище ограждается забором и хранится как святыня, как Нива Божия, где по сеяны семена для вечной жизни». Вместе с тем религиозная традиция подтверждалась законодательно. Свод Законов Российской Империи содержал специальную статью, запрещающую распахивать упраздненные кладбища, возводить на них постройки или «другим каким бы то ни было образом истреблять оставшиеся на оных могилы и повреждать надгробные памятники».

Всего со времени основания города до начала XX в. упраздненными считались четырнадцать кладбищ. Постепенно места старых кладбищ забывались, спустя десятилетия их иногда застраивали или занимались огородами. Однако представление о нерушимости и святости места вечного упокоения исключало любые формы осквернения могил. Как правило, захоронения не вскрывали, не переносили останки на новое место. Многие надгробные плиты и каменные саркофаги оставались на своих местах спустя десятилетия после упразднения кладбища.

Ю. И. Шамурин писал в начале XX в.: «Даже в последних твердынях поэтического мироощущения – в любви и смерти – господствует рассудочное, научное отношение. Смерть – вопрос биологии и социологии, но, как великая тайна, как грозное откровение, в котором сочетается вечное и временное, божественное и человеческое, мистическое и позитивное, она не задевает нас, и отношение наше к ней чисто деловое и боязливое». Это «деловое» отношение к кладбищам, не сдерживаемое религиозной традицией и моралью, дало в условиях победившего атеизма чудовищные по своим масштабам последствия.

Так называемая социалистическая реконструкция включала комплекс мер по благоустройству и расширению городской территории за счет бывших предместий. На территории пригородных деревень и поселков вырастили городские массивы, беспощадно подминавшие под себя не только пустыри, но и сады, фермы, остатки старинных усадеб. Несколько обширных кладбищ, оказавшихся в границах нового города, и множество мелких пригородных погостов оказались буквально сметены в процессе реконструкции. В самом городе предусматривалось упразднение всех старых кладбищ. Именно такая судьба и постигла Тентелевское кладбище после 1933 г.

 Рекомендовать сайт в соц. сетях

 

 

 

 

 

 

© ООА ИИМК РАН, 2010. Все права защищены. Последнее изменение:09.08.2014