Санкт-Петербург, Дворцовая наб. 18, тел./факс 8 (812)571-67-96  e-mail: iimk.ooa@yandex.ru, ooa@archeo.ru

 

Новости

 

Мероприятия

 
Награды
 
Проекты

 

 
 
 
 

 Рекомендовать сайт

в соц. сетях

 

 

ИИМК РАН, как юридическое лицо, является экспертом по проведению государственной историко-культурной экспертизы
 
Семинары для предпринимателей по проблемам сохранения памятников культурного наследия в зонах хозяйственного освоения
 
Главная > Новости
06 апреля 2017

ИИМК РАН: КОММЕРЧЕСКАЯ АРХЕОЛОГИЯ ПРЕПЯТСТВУЕТ РАЗВИТИЮ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ НАУКИ

Деятельность фирм, представляющих коммерческую археологию и выполняющих заказы по обследованию территорий для заказчиков регионального и федерального уровня, все чаще становится препятствием для работы академических институтов, а следовательно – и для развития отечественной археологической школы. Кроме того, «облегченный» уровень ответственности коммерческих археологов за судьбу находок ставит под угрозу утраты предметы и памятники, представляющие собой часть культурного наследия России. Специалисты Института истории материальной культуры Российской Академии Наук (ИИМК РАН) предупреждают о том, что продолжение практики, при которой коммерческая археология имеет конкурентные преимущества перед академической, может привести к деградации отечественной науки.

Владимир Лапшин, доктор исторических наук, директор ИИМК РАН
:
«По существующему 73 ФЗ 2002 года любые строительные, хозяйственные работы должны сопровождаться археологическим обследованием, в случае необходимости археологическими раскопками. Их осуществляют  государственные академические институты, музеи, лаборатории при университетах. В последние годы закон разрешает коммерческую археологию и более того –  включает эту сферу в число тех, где выделяется обязательная квота для поддержки малого бизнеса. Это приводит к парадоксальным ситуациям, когда конкурсы на проведение археологических исследований проводятся даже без допуска академических институтов, а победителями нередко становятся фирмы, для которых археология является лишь средством добывания денег.

Проблема носит системный характер, и такая практика приводит к утрате культурного наследия, потому что судьбу находок очень трудно и практически невозможно проследить. Кроме совести автора раскопок, другого контроля в данной ситуации быть не может. К тому же коммерческие фирмы, в отличие от академических институтов, не имеют обязанности сдавать находки в Государственный музейный фонд РФ после их обработки, поэтому эти находки, по сути, исторические источники, часто бывают утрачены».

ИИМК РАН – старейшее отечественное научное учреждение, специализированное на проведении археологических исследований. Институт ведет свою историю от учрежденной в 1859 году Императорской археологической комиссии (ИАК). В этом году Институт отмечает 80-летие своей деятельности в системе отечественной Академии Наук – в 1937 году Государственная Академия истории материальной культуры (ГАИМК), созданная в 1918 году на базе ИАК, была преобразована в Институт истории материальной культуры в составе Академии наук СССР (ИИМК АН СССР). В Ленинграде находились основные подразделения института, а в Москве — его московская часть.

Владимир Лапшин
:
«За эти 80 лет в ИИМК было положено начало нескольким археологическим школам, силами ученых Института открыты новые археологические культуры, новые пласты истории. Основываясь на данных исследований экспедиций ИИМК, мы стали совершенно иначе представлять историю страны, материалы наших работ вошли в общие курсы российской и мировой истории.

Например, сейчас мы имеем представление о следах человека эпохи раннего палеолита на территории бывшего СССР, которые измеряются возрастом порядка 2 млн лет. Под влиянием археологических данных существенно изменились представления о русской средневековой истории: 80 лет назад совершенно не было представления о городе как социальной структуре. Без археологии их просто быть не могло, потому что письменные источники очень фрагментарны.

Очень значима работа экспедиций Института в южной Сибири - Туве, Хакасии, на Минусинской котловине и отчасти в Забайкалье.  В результате работы наших экспедиций с 1920-х годов в этом регионе выстроилась целая колонка культур. В этом регионе рождались все кочевнические культуры, кочевнические империи, и их изучение выходит далеко за пределы отечественной истории, это относится к истории уже всемирной. Без наших материалов сейчас уже невозможно представить историю Евразии. Благодаря исследованиям наших археологов советского периода в Средней Азии стала доступна миру история этого региона, появились собственные научные кадры в этих республиках. Исследования здесь – также явление мирового масштаба.

В ИИМК АН СССР и затем в ИИМК РАН создан целый ряд новых дисциплин и методик, в первую очередь, разработанный в 1930-х годах метод трасологии - определения функции орудия по следам их сработанности, сейчас он получил всемирную известность.  В 1950-х годах в Институте была создана лаборатория археологической технологии, где впервые был применен метод датирования по изотопу С14, многие другие методы естественных наук были внедрены в археологию. Сейчас мы освоили технику, которая позволяет привязать раскоп к земному шару, это gps-технология. Архив ИИМК РАН, где собраны все достижения отечественной археологии за 200 лет, известен специалистам не только в России, но и за рубежом».

Вместе с тем, кризис 1990-х годов негативно повлиял на развитие Института, и возникшие в те годы сложности не удается преодолеть и по сей день. Почти 25 лет Институт не имеет возможности организовывать экспедиции на бюджетные средства – лишь за счет небольших грантов РФФИ удается снаряжать экспедиции отдела палеолита. Не финансируется государством выпуск периодических изданий Института, включенных в список ВАКК, средства выделяются только на выплату заработной платы.

Владимир Лапшин
:
«Очень ограничены возможности для передачи уникального опыта, который за все эти десятилетия накоплен Институтом.  Мы не можем набирать молодые кадры, и возникает весьма реальная опасность утраты этой традиции. Молодые ученые, не имея возможности трудоустройства в академическом институте, уходят из науки, возможно, в те же самые коммерческие структуры. Там они лишены школы, соответственно, вместо научного формирования  происходит научная деградация».
Исследования новостроечной (охранной) археологии на данный момент являются единственной возможностью для ученых ИИМК РАН продолжать исследования, изучать культурное наследие страны и пополнять базу знаний о российской и мировой истории от палеолита до Средневековья.

Владимир Лапшин
:
«Мы живем за счет новостроечной археологии, но, во-первых, она очень зависима от общего экономического состояния, во-вторых, коммерческие организации более конкурентоспособны по сравнению с нами, потому что им не нужно обрабатывать и публиковать коллекции, им нужно лишь освободить площадь для стройки. У организаций, которые занимаются серьезной наукой, накладные расходы выше, поскольку за счет этих накладных расходов производится реставрация и обработка находок, которые затем передаются в Государственный музейный фонд РФ, издаются книги и периодика. Мы решаем важную государственную задачу не за государственный счет.
Недостаток новостроечной археологии еще и в том, что при проведении таких исследований ученые работают не там, где сами считают нужным, а там, где закажут. Есть также жесткая привязка по времени: по контракту экспедиция должна к определенной дате сдать строителям котлован. Возможности расширить исследования или продолжить их нет, и если, например, раскопали наполовину какой-то древний интересный объект – приходится отказываться от его дальнейшего изучения».

Пресс-служба ИИМК РАН

 
 
22марта 2017

ФРАГМЕНТ ТЕРРАКОТОВОЙ СКУЛЬПТУРЫ В ФОРМЕ ГОЛОВЫ МУЖЧИНЫ  НАЙДЕН В РАЙОНЕ СТРОИТЕЛЬСТВА МОСТА ЧЕРЕЗ КЕРЧЕНСКИЙ ПРОЛИВ.  

Сергей Соловьев, научный сотрудник Отдела охранной археологии ИИМК РАН:

Находки монументальной терракотовой скульптуры античной эпохи – большая редкость в археологии.  Обычно мы имеем дело мелкой терракотовой пластикой, как известно, нередко имитирующей монументальные оригиналы, сделанные из мрамора или бронзы. Находка головы монументальной терракотовой скульптуры в районе мыса Ак-Бурун при строительстве Крымского моста – настоящая сенсация в изучении памятников античного искусства Северного Причерноморья, и, пожалуй, не будет преувеличением, если сказать для античного искусства в целом. Памятник требует специального исследований, но в первом приближении можно предположить, что это часть статую мужского божества, скорее всего Посейдона (может Зевса?), по аналогии с известной бронзовой скульптурой 460-450 гг. до н.э., найденной на дне Эгейского моря у мыса Артемисион на севере о. Эвбея. Наш памятник, обнаруженный подводными археологами на дне Керченского пролива у м. Ак-Бурун к югу от Пантикапея, скорее всего, также относится к V в. до н.э. и, возможно, был попыткой имитации бронзового оригинала, известного во всем античном мире, что еще раз подтверждает тесные культурные связи античных государств Северного Причерноморья и Боспора, в частности, с греческой прародиной. Следует также отметить, что вновь найденный памятник древнего искусства, вероятнее всего, был сделан в Малой Азии, возможно на южном побережье Черного моря (трудно судить по фотографии, но глиняное тесто, из которого он сделан, похоже имеет примесь пироксена, что характерно для керамических мастерских этого региона, в частности Синопы – колонии Милета, как и Пантикапей). Кроме того, судя по стилистике, памятник несет на себе следы влияния восточной культуры (культур Малой Азии – Персии или Фригии, которая, правда, в это время уже находилась под властью персов). Дальнейшие исследования этого уникального памятника античного искусства прояснят вопросы его происхождения, датировки и атрибуции.

СМИ о событии
 
21 марта 2017

АРХЕОЛОГИ НАУЧАТ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ И ЧИНОВНИКОВ СОХРАНЯТЬ ПАМЯТНИКИ КУЛЬТУРЫ

Институт истории материальной культуры Российской Академии Наук (ИИМК РАН) начал серию открытых семинаров, на которых предприниматели и чиновники получат ответы и рекомендации от ученых по сохранению объектов культурного (археологического) наследия в зонах хозяйственного освоения и правильному планированию археологических обследований территории перед застройкой. Такое мероприятие проводится в Санкт-Петербурге впервые.

Наталья Соловьева, заместитель директора ИИМК РАН:

«По существующему 73 ФЗ 2002 года любые строительные, хозяйственные работы должны сопровождаться археологическим обследованием, в случае необходимости, археологическими раскопками. Однако хозяйствующие субъекты при организации таких обследований часто допускают ошибки, вследствие которых сроки выполнения работ затягиваются, процесс сдачи проектной документации осложняется, а в отношении культурного наследия возникают риски утраты или повреждения.   На семинары, которые мы организовали, приглашены представители бизнеса и муниципальных властей Санкт-Петербурга и Ленинградской области. В ходе семинаров, эксперты ИИМК РАН и представители органов охраны в деталях разъяснят практические нюансы применения действующего законодательствав части сохранения объектов культурного наследия народов РФ».

Как показывает практика, хозяйствующие субъекты до сих пор имеют довольно смутное представление о применении действующего законодательства – как в части применения 73 ФЗ, так и вступившего в силу в 2015 году ФЗ 315 "О внесении изменений в Федеральный закон "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации" и отдельные законодательные акты Российской Федерации", которым было узаконено обязательное проведение государственной историко-культурной экспертизы.

Сегодня в ИИМК РАН прошел первый семинар на тему  «Проведение государственной историко-культурной экспертизы земельного участка».  Аттестованные Министерством культуры РФ эксперты рассказали об особенностях применения Постановления Правительства РФ от 15.07.2009 г.  № 569 «Об утверждении Положения о государственной историко-культурной экспертизе». Слушателями семинара стали руководители компаний, проектировщики, представители муниципальных властей и другие заинтересованные лица.

ИИМК РАН – старейшее отечественное научное учреждение, специализированное на проведении археологических исследований. Институт ведет свою историю от учрежденной в 1859 году Императорской археологической комиссии (ИАК). В этом году Институт отмечает 80-летие своей деятельности в системе отечественной Академии Наук – в 1937 году Государственная Академия истории материальной культуры (ГАИМК), созданная в 1918 году на базе ИАК, была преобразована в Институт истории материальной культуры в составе Академии наук СССР (ИИМК АН СССР). В Ленинграде находились основные подразделения института, а в Москве — его московская часть.

Справка
Начало археологическим исследованиям на новостройках было положено еще Императорской археологической комиссией (ИАК), учрежденной в 1859 году – исторического предшественника ИИМК РАН. В положении об ИАК было указано, что «комиссия следит за земляными работами, предпринимаемыми при проведении линий железных дорог, шоссе и т. д., чтобы воспользоваться этими случаями для археологических открытий». В начале ХХ в. российские археологи проводили спасательные работы как на территории Российской империи, так и за рубежом – например, в Турции при прокладке железной дороги.

В двадцатые годы прошлого столетия советские археологи активно вели исследования на новостройках. В январе и феврале 1924 года были изданы два декрета ВЦИК и СНК «Об учете и охране памятников искусства, старины и природы» и «О специальных средствах для обеспечения государственной охраны культурных ценностей», где предписывался археологический надзор за строительными работами. Первая новостроечная экспедиция в СССР была организована в 1929 г. во главе с А. А. Миллером в связи с началом работ по сооружению Волго-Донского канала.

В 2016 г. коллектив сотрудников ИИМК РАН стал Лауреатом XI Национальной премии «Культурное наследие», учрежденной фондом «Возрождение русской усадьбы», по теме: «Архитектурные и археологические памятники России: сохранение, популяризация и возрождение». Национальная премия присуждена в номинации АРХЕОЛОГ «за проведение археологических раскопок, исследование и полное раскрытие сохранившихся архитектурных останков Царскосельского городского собора святой великомученицы Екатерины».

Пресс-служба ИИМК РАН

 
 
28 февраля 2017

АРХЕОЛОГИ РЕКОНСТРУИРОВАЛИ ОДИН ИЗ ПУТЕЙ РАСПРОСТРАНЕНИЯ ПРОСА ИЗ КИТАЯ В ЕВРОПУ ПО ПРИГОРЕВШИМ ОКОЛО 3 ТЫС. ЛЕТ НАЗАД ЗЕРНАМ.

Зерна проса, случайно пригоревшие при сушке в очаге пещерной кухни эпохи поздней бронзы, помогли археологам Института истории материальной культуры Российской Академии Наук (ИИМК РАН) совместно со специалистами из Москвы и Гронингена (Нидерланды) реконструировать один из путей распространения проса (пшена) из Китая в Европу. Результаты исследования находок из Гуамского грота в Апшеронском районе Краснодарского края позволяют предположить, что этот маршрут проходил через Кавказ и Русскую степь.

Виктор Трифонов, старший научный сотрудник Отдела археологии Центральной Азии и Кавказа ИИМК РАН, руководитель Западнокавказской экспедиции ИИМК РАН
:
«Просо обыкновенное (Panicum miliaceum) – один из самых распространенных в Евразии злаков, наряду с пшеницей, ячменем и рисом просо входит в число наиболее ранних культивируемых растений. В зависимости от локализации диких предков, климатических условий и культурных традиций, у каждого из этих злаков была собственная история одомашнивания и распространения. У проса эта история сегодня едва ли не самая запутанная и сложная, дополнительно она осложняется тем, что дикий предок проса обыкновенного до сих пор точно не известен. Впервые этот злак был одомашнен на севере современного Китая приблизительно 6-5,5 тысяч лет до н.э. Культивированное в Китае просо затем распространилось в Западной Азии, на Кавказе и в Европе. Вполне вероятно, что в Европу просо попало через Кавказ и Русскую степь.

На первый план выходит задача определить где, когда и при каких природных и культурно-исторических условиях просо стало культивироваться на огромных пространствах между Азией и Европой, т.е. составить достоверную карту распространения этой важнейшей пищевой и фуражной культуры».
Просо появилось на Западном Кавказе, как минимум, во второй половине II тыс. до н.э., и на протяжении трех тысячелетий оставалось здесь основным хлебным злаком, уступив это место только в XVIII в. завезенной из Турции кукурузе.

Первый и пока единственный прямо датированный радиоуглеродным методом образец проса с Кавказа происходит из многослойной стоянки Гуамский грот, расположенной  на Северо-Западном Кавказе, приблизительно в 2 км от станции Гуамка (Апшеронский район Краснодарского края). Памятник открыт в 1975 году.

В лабораторию естественнонаучных методов Института Археологии РАН оставшиеся материалы из Гуамского грота поступили в 2015 г. Образец состоял из нескольких небольших спекшихся комочков (от 1 до 3 см в поперечнике) и осыпавшегося с них зерна. Общий объем пробы не превышал 40 мл, в том числе россыпь зерна составила 15 мл. Это скопление обугленных зерен проса вместе с фрагментами пережженного известняка было найдено в ходе раскопок 1986 года, но завершить исследование с помощью современных естественнонаучных методов удалось только в 2017 году.

Очаг с обугленным зерном был почти 2 м в поперечнике и выглядел как каменная выкладка по овальному периметру ровной прокаленной площадки. Это было местом регулярной сушки зерна перед его очисткой и превращением в пшенную крупу. Как оказалось, пригоревшее по недосмотру зерно из заурядного события повседневной жизни людей эпохи бронзы превратилось в бесценную археологическую находку.

Чтобы определить возраст обожженного проса из Гуамского грота, ученые датировали образцы зерна, уголь из очага, в котором они лежали, и кость кабана, найденную рядом. Один образец зерна и два образца угля были датированы в лаборатории ИИМК РАН по традиционной жидкостно-сцинтилляционной методике, другой образец зерна и кость кабана датированы с использованием ускорительной масс-спектрометрии в лаборатории Гронингена (Нидерланды). В итоге был сделан вывод о том, что находку можно отнести к периоду между XII и X веками до н.э.

Виктор Трифонов
:
«Пищевые предпочтения являются одними из самых устойчивых проявлений культурных традиций и с этой точки зрения потребление проса является независимым индикатором культурной преемственности эпох на Западном Кавказе.

Просо из Гуамского грота – первое и пока единственное прямо датированное зерно на Западном Кавказе, но это не единственная находка проса из археологических памятников региона. Зерна проса обыкновенного найдены на Черноморском побережье и в подгорной зоне Северо-Западного Кавказа.
Можно осмотрительно  предположить, что к северу от Западного Кавказа традиция выращивания проса могла распространиться вместе с западнокавказским населением кобяковской археологической культуры X-VIII вв до н.э., склонным к оседлому образу жизни и основавшим поселения в  Прикубанье и на Нижнем Дону. Возможно, что вместе с традицией возделывания проса получили распространение бронзовые серпы так называемой кубанской серии, известные, в первую очередь, на территории С-З Кавказа, Прикубанья, Нижнего Дона, Крыма и левобережья Нижнего Поднепровья».

Прямая датировка проса из Гуамского грота ценна, поскольку делает грот достоверной опорной точкой на археоботанической карте распространения Panicum miliaceum на Кавказе и за его пределами. Правильно оценить роль Кавказа в транзите этой зерновой культуры с востока на запад и с юга на север без дополнительных находок проса на Кавказе и сопредельных территориях, его прямого датирования и археоботанического исследования, сейчас невозможно. Поэтому появление проса на Западном Кавказе должно изучаться в общем контексте его распространения по территории Евразии, но на ее археоботанической карте пока еще слишком много белых пятен. Ближайшей областью может оказаться Южный Кавказ, где просо найдено на ряде поселений в слоях эпохи энеолита – ранней бронзы (по современной хронологии около VI – IV тыс. до н.э).

Исследования путей распространения основных культивируемых продовольственных видов растений, в том числе проса, в современной археологии относятся к приоритетным. Поэтому открытие археологов ИИМК РАН является вкладом международного значения.
Совместные исследования Западнокавказской экспедиции ИИМК РАН с отечественными и зарубежными специалистами из крупнейших научных центров по реконструкции культурно-исторической и экологической среды Западного Кавказа и прилегающей к нему степи в эпоху бронзы будут продолжены в ближайшее время при поддержке РАН и Российского фонда фундаментальных исследований.

Пресс-служба ИИМК РАН

СМИ о событии
 
22 февраля 2017

СТАРАЯ ЛАДОГА ЕЩЕ СОХРАНЯЕТ СЛЕДЫ ПРЕБЫВАНИЯ ФРАНЦУЗСКИХ МУШКЕТЕРОВ В ЭПОХУ СМУТЫ, УТВЕРЖДАЮТ АРХЕОЛОГИ ИИМК РАН

В Старой Ладоге, древней столице Руси, в эти дни можно увидеть следы пребывания здесь в Смутное время французских мушкетеров, захвативших крепость летом 1610 года в составе шведской армии, вторгшейся на русские земли. На выставке «Война и мир» в Староладожском историко-архитектурном и археологическом музее-заповеднике впервые широкой публике представлены находки экспедиции Института истории материальной культуры Российской Академии Наук /ИИМК РАН/. Среди них — остатки керамической посуды западноевропейского производства конца XVI – начала XVIIвека, обнаруженные при раскопках Староладожской крепости.

Наталья Григорьева, начальник Георгиевского отряда Староладожской экспедиции ИИМК РАН, заместитель начальника экспедиции:

"Керамика западноевропейского производства, вероятнее всего, из Германии, очень красивая, с лепниной и жанровыми вставками была найдена в ходе раскопок на территории крепости несколько лет назад и теперь впервые представлена широкому зрителю. Такие изделия могли попасть в Ладогу начала XVII века только с западноевропейцами — французскими наемниками, мушкетерами Пьера Делавиля, которые захватили крепость летом 1610 года и продержались в ней полгода".
О пребывании иностранных наемников в Ладоге в Смутное время свидетельствуют и другие находки экспедиции, например, обнаруженное при раскопках Земляного городища 2014 года снаряжение рыцаря и его коня — это изделия мастеров Германии, датируемые второй половиной XVI века — началом XVII. Такое снаряжение считалось в те времена дорогостоящей и статусной вещью.
На музейной выставке представлены и другие находки ИИМК РАН, относящиеся к периоду Смутного времени — фрагменты огнестрельного вооружения, причем не только XVII века, но и второй половины XVI, которые считаются довольно редкой находкой и в основном известны по музейным коллекциям. Интересны и "мирные" экспонаты — коллекция замков, демонстрирующая уровень ремесла и технологий своего времени, муравленый изразец второй половины XVII века с изображением медведя, стоящего на задних лапах, а также украшения, детали одежды и сумок, монеты, осветительные приборы. Все эти находки экспонируются впервые. В обычное время возможности Староладожского государственного музея-заповедника позволяют экспонировать не более 1% находок экспедиции ИИМК РАН.
К передаче в музей готовится и самая последняя находка экспедиции, относящаяся к Смутному времени — найденный в 2015 году на территории крепости клад русских серебряных монет, относящихся к периоду царствования четверых государей — от Ивана Грозного до Василия Шуйского. Он был обнаружен при раскопках Тайничной башни. Ученые полагают, что мешочек с деньгами был спрятан кем-то из русских военачальников во время осады Ладоги в 1610 году.

Справка. Ладога в Смутное время
Ладожская крепость, основанная в 1116 году, не подвергалась прямым атакам врага в течение всего XVI века. В Смутное время, когда на земли Северо-Западной Руси вторглись шведские войска, на Ладогу двинулся отряд французского наемника Пьера Делавиля де Домбаль, вероятнее всего, выходца из гугенотов, покинувшего Францию в годы религиозных войн. Делавиль поступил на службу шведского короля в 1609 году и вошел в состав отряда, направленного в Россию для оказания помощи царю Василию Шуйскому в борьбе с Лжедмитрием II. Отряд Делавиля насчитывал около 3 тысяч человек, в нем были выходцы из Франции, Англии, Шотландии и Нидерландов. В августе 1610 года, уже с новыми отрядами, Делавиль был направлен в Ладогу. С помощью военной хитрости, применив петарды (или, как писал сам Делавиль, колокола, в которых были спрятаны мешочки с порохом) он взорвал ворота крепости, взял ее и потом удерживал около шести месяцев — до середины февраля 1611 года, обороняя от новгородских войск.
Лишь с пятой попытки новгородцам под командованием Ивана Салтыкова удалось заставить французский гарнизон сдаться. К тому времени французы были заперты в крепости и лишены возможности пополнять припасы, шведы несколько раз пытались оказать им помощь, но эти попытки были пресечены русскими войсками. Капитуляция была почетной — мушкетеры вышли из крепости под развернутыми знаменами, им разрешили беспрепятственно вернуться в Швецию. Делавиль оставил записки, в которых описал историю своего участия в русской Смуте — они увидели свет во Франции в XIX веке.
По данным некоторых исторических источников, деятельность Делавиля и «обманный путь», которым он завладел «новгородским пригородком Ладогой», была предметом претензий царя Михаила Федоровича к королю Франции Людовику XIII в период установления дипломатических отношений между странами в 1614-1615 гг.

Шведы окончательно отказались от Ладоги лишь в 1617 году, после подписания Столбовского мирного договора, первые переговоры по которому проходили в этом городе. Новая русско-шведская граница проходила всего в 40 км от Ладоги. К этому времени Ладога была практически полностью разорена, и ее пришлось заселять заново.

Справка. Староладожской экспедиции ИИМК РАН — 45 лет
Старая Ладога — родина археологических раскопок в России. Первые исследования здесь были проведены в конце XVIIIвека. Староладожская археологическая экспедиция начала работу в 1973 году, и сезон 2017 года будет для нее 45-м. За время исследований археологи сделали в Старой Ладоге около 40 тысяч находок, большинство из которых переданы в фонды Староладожского музея-заповедника. В его постоянной экспозиции представлено около 500 предметов, остальные хранятся в фондах музея.

Пресс-служба ИИМК РАН

СМИ о событии
 
20 февраля 2017

НЕЗАКОННЫЕ ОХОТНИКИ ЗА БИВНЕМ МАМОНТА ЗА 10 ЛЕТ РАЗРУШИЛИ В СИБИРСКОЙ АРКТИКЕ СЕМЬ АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКОВ

Вандалы, промышляющие незаконной добычей костных останков мамонта, в частности, бивней этих животных, за последние 10 лет разрушили не менее семи археологических памятников – «кладбищ мамонтов» в Сибирской Арктике, серьезно осложнив работу ученых по изучению древнейшей истории этого края. Техногенные риски, связанные с деятельностью таких нелегальных «копателей», становятся главной опасностью для археологических исследований, констатируют специалисты Яно-Индигирской экспедиции Института истории материальной культуры Российской Академии наук (ИИМК РАН).

Владимир Питулько,
кандидат исторических наук, старший научный сотрудник ИИМК РАН, руководитель экспедиции:

«Масштаб вандализма, проявляемого по отношению к природе Арктики, её уникальным памятникам – палеонтологическим, геологическим, археологическим - участниками незаконной самодеятельной добычи бивней мамонтов. В этот процесс на Северо-Востоке Сибири вовлечены не только граждане РФ - как местные жители, так и приезжие, но и граждане некоторых сопредельных государств.
Сбор костных остатков вымерших представителей фауны плейстоцена, в основном бивней мамонтов, исстари был занятием коренного населения Севера. В советское время он почти исчез, но возродился в последние десятилетия и приобрёл характер масштабной старательской деятельности, по сути дела, незаконной. В наши дни «бивнеискатели» применяют высоконапорные насосы, с помощью которых отложения многолетней мерзлоты размывают водой. Поводом для такого размыва могут послужить обломки абсолютно любых костей, не обязательно принадлежащих мамонту. Часто добытчики бивня делают это в местах, где никаких остатков мамонтов нет и быть не может, в чем со временем убеждаются, но ущерб экологии и историческому культурному слою уже нанесен. В результате на обширных территориях начинается термоэрозия – разрушаются речные берега, возникают овраги.  По масштабу ущерба, финансовому объему и размеру экологического вреда проблема сопоставима с незаконным промыслом янтаря в Калининградской области.
Исследования Яно-Индигирской низменности показывают, что такая незаконная активность возрастает год от года. Только на той территории, где работает экспедиция, за это время вандалы уничтожили семь археологических объектов».

Среди памятников, пострадавших от вандализма современных охотников за бивнями мамонта, можно назвать Аччагый-Аллаиховское костище, Берелёхское , Янское и Илин-Сыалахское «кладбища» мамонтов, местонахождения Озеро Никита,  Урез-22 и стоянку Бунге-Толля. Последний объект особенно интересен. Это один из древнейших памятников освоения Арктики человеком (его возраст близок к 50 000 л.н.). Он обнаружен выдающимся русским полярным исследователем, геологом бароном Э.В. Толлем еще в 1885 году и описан как скопление остатков плейстоценовых бизонов. Точное местоположение объекта было установлено лишь в 2012 г.
Перечень включает только те объекты, о судьбе которых стало известно ученым, но, к сожалению, этот мартиролог имеет шансы быть продолженным.
Действия вандалов создают огромную опасность для науки, поскольку в результате техногенного воздействия на многолетние отложения вечной мерзлоты Восточно-Сибирской Арктики может произойти полная потеря важнейших источников научной информации, в том числе остатков фауны плейстоцена и артефактов. Такая угроза существует практически для всех археологических объектов арктической Сибири, поскольку большинство из них так или иначе связаны с массовыми скоплениями костных остатков мамонтов.
Если деятельность незаконных охотников за бивнями ископаемого мамонта не будет пресечена, Сибирская Арктика может повторить судьбу Аляски времен «золотой лихорадки», которой был нанесен колоссальный по объёму экологический ущерб. В эпоху «золотой лихорадки»  отложения, вмещавшие ископаемые материалы, представляющие интерес для археологов, были уничтожены действиями сотен тысяч рудокопов и золотоискателей.

Владимир Питулько
:
«На данный момент главнейшей проблемой сохранения объектов культурного наследия народов Российской Федерации в Восточно-Сибирской Арктике является неотложная необходимость сокращения рисков, возникающих из-за бесконтрольной хищнической деятельности местного и пришлого населения по добыче мамонтовой кости.
Серьёзное беспокойство вызывает и стремление отдельных представителей научного сообщества реализовать планы по признанию бивней мамонтов полезным ископаемым. Для любого исследователя, занимающегося изучением естественной истории четвертичного периода и человека, подобная мысль должна быть сама по себе отвратительна. Бивни мамонтов, безусловно, имеют стоимость, измеряемую в рублях и долларах, но, прежде всего, эти палеонтологические остатки, наравне с прочими, являются уникальным невосстановимым природным архивом, содержащим данные об эволюции этих животных, природы и климата. Взаимосвязь массовых находок бивней и прочих костных остатков мамонтов со следами человеческой деятельности (стоянками) очевидна, и столь же очевидно, что в ходе добычи будут уничтожены уникальные свидетельства расселения человека в Арктике, в том числе – великолепные изделия и украшения, несущие информацию о сложном символическом и социальном поведении ее древнейших жителей».

Ученые выступают за совершенствование культурного, природного, недропользовательского законодательства и неуклонный контроль за его исполнением. В настоящее время правовой статус палеонтологических остатков, включая бивни мамонтов, до конца не определён – эту проблему можно было бы решить, например, путем разработки «закона о древностях», который объединил бы частные случаи, являющиеся предметом регулирования закона об историческом и культурном наследии народов Российской Федерации, Земельного кодекса, Кодекса о недрах. Необходима также скорейшая разработка в рамках Арктического Совета всеобъемлющего международного документа, имеющего обязывающий характер, наравне с конвенцией ЮНЕСКО о культурном наследии.

Справка

Сибирская Арктика была и остаётся малоизученным регионом, в том числе и в археологическом отношении. Раскопки здесь идут с 1960-70-хх гг – времени обнаружения Берелехского «кладбища мамонтов» и позднепалеолитической стоянки Берелёх на одноименном левом притоке Индигирки. Долгое время этот объект оставался единственным свидетельством доголоценового расселения человека в высоких широтах, начало которого относили примерно к  13 тыс. лет назад. В 1989-90 гг начались раскопки Жоховской стоянки (Новосибирские острова) - одного из наиболее северных археологических памятников мира и древнейшего следа пребывания человека в высоких широтах, свидетельствующего об освоении человеком этих территорий около 8 тысяч лет назад. В 2001 г. в северо-западной части Яно-Индигирской была открыта Янская стоянка – уникальный объект мирового культурного наследия, комплекс памятников, датируемый в интервале 28,5 – 27 тысяч лет назад. Частью его пространственной структуры является так называемое «Янское кладбище мамонтов» (YMAM), открытое в 2008 г. Район Янской стоянки – древнейший стояночный комплекс верхнего палеолита Арктической зоны Евразии, материалы которого охватывают интервал от примерно 45 тысяч лет назад до примерно 19 тысяч лет назад.

Пресс-служба ИИМК РАН

 
 
20 февраля 2017

НОВЫЙ ПАМЯТНИК ЭПОХИ ВЕЛИКОГО ПЕРЕСЕЛЕНИЯ НАРОДОВ ОБНАРУЖИЛА В ТУВЕ ЭКСПЕДИЦИЯ ИИМК РАН

Новый археологический памятник эпохи Великого переселения народов обнаружила на территории Тувы экспедиция Института истории материальной культуры Российской Академии Наук (ИИМК РАН). Исследования Тувинской археологической экспедиции ИИМК РАН в 2016 году охватили разные районы Республики Тыва и территорию Монголии.Могильник Ала-Тей, найденный в зоне затопления Саяно-Шушенской ГЭС, стал важным открытием: он свидетельствует о том, что в начале эпохи Великого переселения народов на территории Тувы появилась группа пришлого населения, по всей видимости, происходившего из Северного Китая.

Марина Килуновская, старший научный сотрудник Отдела археологии Центральной Азии и Кавказа ИИМК РАН, руководитель экспедиции
:

«Исследования начались в мае 2016 года в зоне затопления Саяно-Шушенской ГЭС, где в это время уровень воды был очень низким и открылись большие пространства по берегам Енисея, на которых обнаружены многочисленные археологические памятники. Наиболее интересен могильник Ала-Тей, где было раскопано 10 погребений хунну -  кочевого народа, жившего в степях к северу от Китая в I векедо н.э. - II веке н.э.
Погребения в Ала-Тей датируются I веком до н.э. Этот памятник - очень важное открытие, свидетельствующее о том, что в начале эпохи Великого переселения народов на территории Тувы появляется группа пришлого населения, происходившего, по-видимому, из Северного Китая. С этого момента начинается формирование тюркского этноса».

В могильнике Ала-Тей обнаружены погребения мужчин, женщин и детей. Это грунтовые могилы, обложенные внутри камнями. Удачей для археологов стало то, что ни одно из захоронений не было потревожено грабителями. В головах захороненных здесь людей стояли керамические сосуды, а на поясе, который является самым главным атрибутом в костюме кочевников, обнаружены уникальные произведения искусства – бронзовые пряжки, декорированные изображениям животных, геометрическими и растительными орнаментами. В погребениях найдены китайские монеты, зеркала, бронзовые модели раковин каури, многие другие предметы, а также большая коллекция керамики. Интересна пряжка из каменного угля размерами 20х11 см, украшенная вставками из кораллов, бирюзы, нефрита и сердолика.
Новую информацию, дополняющую открытия на могильнике Ала-Тей, археологи получили в долине реки Ээрбек в Центральной Туве, где раскопки проводились при участии студентов Тувинского государственного университета.

Марина Килуновская
:

«Экспедицией были раскопаны 9 погребений могильников Саускен 1 и Саускен 2, которые оставлены одним из скифо-сакских племен в III-II  в.в. до н.э. Этот тип захоронений не имеет  наземных каменных сооружений – курганов, на поверхности они видны только по небольшим, еле видным западинам и более темной растительности. В ямах глубиной около двух метров стояли деревянные срубы, в которые вели обложенные камнями дромосы-входы. В одном таком срубе похоронено до 20 человек. В ходе летних исследований найдено много богато декорированной керамики, бронзовое оружие, изделия из кости и железа, немного золотых украшений. Интересно, что в погребальном инвентаре присутствуют вещи хунну, которые свидетельствуют о связях населения с Империей хунну, то есть их появление на берегах Енисея, которое мы зафиксировали на могильнике Ала-Тей, было подготовлено ранее».

На юге Тувы экспедиция ИИМК РАН обследовала территории, пограничные с Монголией в Убсу-Нурской котловине, где расположены уникальные памятники наскального искусства Овюры XII-XVIII, Кара-Туруг 1 и 2. При их исследовании археологи обнаружили несколько сотен новых рисунков, воспроизводящих сцены шествия зверей, охоты, сражений, колесницы, дома, фигуры козлов, оленей, хищников разных исторических эпох. У подножия местонахождения Кара-Туруг обнаружен могильник, центром которого является керексур  - курган, по конструкции напоминающий колесо со спицами. Около него найдены ритуальные выкладки, колечки, оленные камни, а самое главное – ритуальное погребение эпохи бронзы (II тысячелетия до н.э.), представляющее собой большой каменный ящик, в котором были похоронены кости благородного оленя и быка, а также половина керамического горшка, украшенного гребенчатым штампом.
Такой же погребальный комплекс с несколькими керексурами (диаметр крупнейшего из них превышает 90 метров) найден в районе поселка Саглы. Вокруг них зафиксировано несколько ритуальных выкладок с вертикально стоящими менгирами – оленными камнями, на которых изображено оружие раннескифского облика. На одном камне изображена рука, которая держит чекан (боевой топор) и на поводу коня. Здесь выбиты лук в горите, кинжал-акинак, а на лицевой стороне - схематичная фигура человека, которая, по-видимому, воспроизводит героя, подвигам которого посвящена эта меморативная стела.
Археологические разведки проводились также на территории Монголии, близ границы с Тувой, совместно с Институтом археологии Монголии.

Марина Килуновская:

«В ходе совместных исследований с монгольскими археологами экспедиция ИИМК РАН обнаружила несколько интересных памятников – это наскальные рисунки, керексуры, каменные изваяния, курганы. По ущелью Монгон-Цахир с древности проходила тропа, соединявшая Туву и Монголию, по ней проезжал сам Амур-Сана, герой народного сопротивления XVIII века. На скалах вдоль тропы в эпоху Средневековья были выбиты загадочные знаки – тамги, расшифровать которые еще предстоит. Несколько сотен петроглифов зафиксировано у пограничного пункта Боршоо. Среди них очень много уникальных рисунков, например, верблюдов, летящих оленей и т.д.».
Все исследования Тувинской экспедиции планируется продолжить в 2017 году.
Археологические исследования в этом регионе проводятся с 1965 года, когда в связи с проектированием строительства Саяно-Шушенской ГЭС была создана Саяно-Тувинская экспедиция ИИМК РАН, задачей которой было исследование памятников в так называемой зоне затопления. В наши дни эта экспедиция разделилась на две - Саянскую и Тувинскую, которые продолжают успешно работать в Туве и Красноярском крае. 

Пресс-служба ИИМК РАН

 
 
19 февраля 2017

Боевики совершили в Пальмире новое преступление, - по сообщениям СМИ  20.01.2016 они казнили 12 человек, а также уничтожили фасад знаменитого Римского Театра и Тетрапилон. 

По мнению заместителя Института истории материальной культуры РАН (ИИМК РАН) и руководителя объединенной археологической экспедицией в Древнюю Пальмиру Натальи Соловьевой, сегодня, после трагических новостей из Сирии, работа над созданием ландшафтно-архитектурной модели, которую по результатам обследования древнего памятника ведет ИИМК РАН - приобретает особое значение.

В сентябре 2016 года сотрудники Института Истории материальной культуры РАН и
Государственного Эрмитажа под руководством Натальи Соловьевой, предприняли специальную экспедицию в Пальмиру, где провели наземную фиксацию и аэрофотосъемку объектов древнего памятника. Такое полномасштабное исследование было предпринято впервые в истории Древней Пальмиры.

В настоящее время ИИМК РАН работает над созданием уникальной трехмерной ландшафтно-архитектурной модели древнего памятника и является обладателем бесценных данных.

3D модель над которой работают сотрудники ИИМК РАН может быть использована реставраторами сразу после освобождения Пальмиры. К великому сожалению, восстанавливать придется уже гораздо большее число разрушенных современных варварами объектов.

По словам Натальи Соловьевой, и Римский Театр, и Тетрапилон уже подвергались реставрации. Например, к началу XX века Тетрапилон имел в своем  составе только одну  оригинальную колонну. Три другие были  отреставрированы.

Археологи Института истории материальной культуры Российской академии наук и специалисты- топографы провели визуальный осмотр археологических объектов и аэрофотосъемку территории древней Пальмиры на площади 13 кв.км. и на трех разных высотах с использованием беспилотного летательного аппарата Грифон - 12, предоставленного фирмой “Геоскан”.
В результате осмотра было получено более 20 000 снимков и построена трехмерная модель, с которой сняты геопривязанный ортофотоплан памятника и высотная модель. Плотное облако точек составляет  800 000 000 единиц. Точность ортофотоплана - 7 см/пиксель. Пространственное разрешение значительно выше, чем у существующих спутниковых снимков
На сегодняшний день Россия является единственным обладателем самой актуальной фиксации современного состояния всемирно известного памятника, что позволит продолжить обсуждение вопросов будущих восстановительных работ в Пальмире. Результаты работы могут быть передать в дар Сирийской Арабской Республики.

 
 
02 февраля 2017

XI НАЦИОНАЛЬНАЯ ПРЕМИЯ  «КУЛЬТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ» В 2016 Г.

В 2016 г. коллектив  сотрудников ИИМК РАН стал Лауреатом XI  Национальной премии «Культурное наследие» учрежденной фондом «Возрождение русской усадьбы» по теме: «Архитектурные и археологические памятники России: сохранение, популяризация и возрождение». Национальная премия присуждена в номинации АРХЕОЛОГ «за проведение археологических раскопок, исследование  и полное раскрытие сохранившихся архитектурных останков Царскосельского городского собора святой великомученицы Екатерины».Руководителем исследований собора 2006-2007 гг. была Н.Ф. Соловьева, начальниками раскопов  - В.А. Завъялов и С.А. Семенов. Активное участие в работе принимали  Н.А. Лазаревская, Е.В. Бобровская, В. Я. Стеганцева,   Г.В.Синицина, Н.А. Боковенко. По условиям конкурса в заявку на премию можно было включить только 3 членов коллектива. По решению администрации ими стали Н.Ф. Соловьева, В.А. Завъялов и С.А. Семенов.
Награждение состоялось 26 мая 2016 г. в Общественной палате РФ (Москва, Миусская пл., 7).

 
 
 

 наверх

 

 

 

 

© ООА ИИМК РАН, 2010. Все права защищены. Последнее изменение: 24.02.2017